Конспект лекций А.Ш. Тхостова по курсу «Психология телесности» (продолжение).

Вся человеческая сексуальность с очень давних времен введена в культурные рамки, ограничена. Но она должна была отличаться от нормальной сексуальности, которая есть у животных. У животных сексуальность направлена на репродукцию, а человеческая сексуальнсоть очень далека от этого.

 В качестве ограничений много что выступает. Например, одежда, которая ограничивает показ каких-то частей тело. Например, на востоке нельзя женщине демонстрировать лицо и волосы, в культуре на западе это вполне легальная функция. Это меняется с культурой. До начала 20 века женщины не показывали ноги никогда, это было абсолютное табу, а вот декольте – нормальная вещь. Есть связь между тем, что в обществе рассматривается как эротическое и системой культурных запретов. Под эротическим понимаются не только безусловные стимулы, а также культурные феномены, которые также меняются. Граница эротики и табуированного совпадают. Абсолютно бессмысленный запрет всякой эротики, потому что именно то, что будет максимально запрещено, будет считаться безумно эротичным и около этого будет реализоваться интерес. Снятие запрета разрушает сексуальность. Баня, нудистские пляжи – не сексуально, а вот стриптиз – сексуально. Потому что разные культурные контексты. Эти табу культурой в неспециальной форме отдельно формулируются и выделяются, могут быть встроены как обряды, обычаи, правила, часто не осознаются, воспринимаются как естественная ситуация. Специальные исследования провел Мишель Фуко и написал несколько томов истории сексуальности. Интересный пример приводит. Странный феномен по поводу детского онанизма: запреты, которых много в педагогике, существовали не всегда, возникают где-то в новое время. Дети мастурбировали и до этого, но им это не вменялось в вину, т.к. считалось, что это естественное проявление, за которое они не отвечают, никто на этом не фиксировался. С какого-то момента предполагается, что ребенок ответственный за этот акт, а если он ответственный, то автоматически он для него объективирован и возникает куча  запретов на его осуществления. Меняется архитектура учебных зданий (были отдельно дети, отдельно учителя) – вместе учителя и дети, под присмотром, чтобы не находился один, чтобы была возможность тотального контроля. Только все начинает выстраиваться относительно того, как контролировать эту функцию в том числе. О детской сексуальности вплоть до возникновения Фрейда никто не говорил вслух, но анализ архитектуры зданий говорит о том, что эта тема молчаливо находится в поле активного внимания. Обращает внимание: тема сексуальности детей удаляется из литературы, они рассматриваются как маленькие ангелы, это возможно только тогда, если вы все время помните об обратной стороне. Не говорить об этом можно, если вы все время помните, что нигде не должны об этом сказать.

На модели патологии сексуального тела, связанные со специальными запретами, мы можем рассмотреть любой вариант патологии культурного тела, которые возникают в диапазоне, когда тело от натурального и естественного переходит к культурному.

Когда человек освоил произвольную регуляцию, может наступать построизвольный уровень, характеризуемый свернутостью, непредставленностью сознанию, псевдоавтоматизированным исполнением (в отличие от автоматизированного – воссоздано заново, прошел через этап разрушения натурального и только выглядит извне неосознаваемым, при столкновении с нарушением все разворачивается назад на произвольность. Можем вернуться к дезавтоматизации).

культурные ограничения — предыдущая страница                                              следующая страница — конверсионные нарушения

Конспект лекций А.Ш. Тхостова по курсу «Психология телесности». Начало.  

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *