А. Е. Раевский «Психологическое манипулирование в новых религиозных движениях».

В статье раскрывается содержание и происхождение терминов «новые религиозные движения», «промывание мозгов», «психологический контроль». Описываются этапы и приемы изменения психики человека в процессе взаи­модействия с группой, ставящей цели манипулирования его сознанием (по работам Э. Шейна и Р. Дж. Лифтона).

Ключевые слова: новые религиозные движения, «промывание мозгов», психологическое манипулирование, внушение, терроризм.

Определение терминов

Термин «new religious movement» («новое религиозное движение», НРД) был введен в научный обиход во второй половине ХХ в. по инициативе английских психологов и социологов, в частности Э. Баркер (Barker, 1989). Его введение объясняется тем, что, по мнению зарубежных исследовате­лей, он наиболее полно отражает суть данного феномена, несмотря на то что идет вразрез с устоявшейся терминологией1. К НРД ученые относят религиозные группы и организации, различные по размеру и статусу, принципу членства или догматике. Однако необходимо отметить, что содержание понятия различается в зависимости от той или иной страны или исследователя. В частности, в Японии НРД обычно называют группы, возникшие не ранее начала ХХ в., а Эйлин Баркер использует прилагатель­ное «новые» по отношению к тем движениям, которые образовались после Второй мировой войны и явились новыми для той или иной конкретной культуры (Barker, 1989). Отечественный исследователь Д. Розет называет этим термином «религиозные или духовные группы, не получившие признания в качестве деноминации, церкви или религии, — в особенности если они имеют нетрадиционное вероучение, а также поклоняются гуру, объявляющему о своей связи с Богом».

Такие движения стали считаться опасными после ряда трагедий, происшедших с их участниками в разных странах и в разное время (таблица). Лидеров и основателей НРД часто обвиняют в том, что они удерживают людей против их воли, влияя на их сознание и манипулируя их психикой. Подобные манипуляции получили название «промывание мозгов» (от англ. brainwashing).

Термин «brainwashing» является калькой китайского понятия xi nao, которое можно дословно перевести как «промыть мозг». Впервые этот термин был употреблен компартией Китая для описания методов убеждения, использовавшихся для влияния на тех членов партии, ко­торые не всегда следовали ее установкам. Это понятие являлось игрой слов, основанной на выражении xi xin («промыть сердце»), которое можно встретить перед входом во многие храмы как призыв очистить сердце от нечистых желаний, перед тем как приступить к религиозным практикам (Singer, 2003).

Впервые термин «brainwashing» был использован в 1951 г. американ­ским журналистом Э. Хантером в книге «Промывание мозгов в Красном Китае» (Hunter, 1951). Хантер основывался на интервью, которые ему удалось взять у китайцев, пересекавших границу с Гонконгом. Свое на­блюдение он описал следующим образом: «Промывание мозгов — это система затуманивания мозгов, имеющая целью склонить человека к при­нятию того, что в ином случае было бы для него отвратительно. Человек утрачивает связь с реальностью. Факты и вымысел переплетаются и меня­ются местами» (Hunter, 1956, р. 185). Благодаря книгам Хантера феномен психологического манипулирования и принудительного убеждения стал объектом исследования американских психологов и социологов.

Для употребления в русском языке наиболее оправданным представ­ляется термин «психологическое манипулирование». Как отмечает пси­холог Г. Франке, «под манипулированием в большинстве случаев следует понимать психическое воздействие, которое производится тайно, а сле­довательно, и в ущерб тем лицам, на которых оно направлено» (Франке, 1976, с. 25). Он же разделяет понятия «психологической манипуляции» и «манипулирования»: «Манипуляция отражает факт непосредственного воздействия на сознание, психику и чувства, манипулирование отражает процесс воздействия на сознание, психику, волю человека с целью из­менения его стереотипов мышления и поведения» (там же).

Самые известные трагедии, связанные с новыми религиозными движениями (НРД).

НРД

Место и дата трагедии

Количество жертв, причина

Исследования по теме

«Храм людей»

Джоунстаун, Гуяна (Африка), ноябрь 1978 г.

918 — самоубийство

Hall, 1987; Chidester, 1988

«Ветвь Дави­дова»

Уэйко (Техас), апрель 1993 г.

80 — самоубийство

Tabor, Gallagher, 1995; Wright, 1995

Атака здания в Оклахома- сити, апрель 1995 г.

168 — гибель во время террористической атаки

«Солнечный

храм»

Швейцария, октябрь 1994 г.,

53 — самоубийство

Mayer, 1999

Квебек, декабрь 1995 г.,

16 — самоубийство

Франция, март 1997 г.

5 — самоубийство

«Аум Синрикё»

Токио (Япония), март 1995 г.

12 — гибель в резуль­тате газовой атаки; около 5000 — по­вреждения различной степени тяжести

Lifton, 1999; Reader, 2000

«Врата рая»

Сан-Диего (Калифорния), март 1997 г.

39 — самоубийство

Balch, Taylor, 2002

«Движение за восстановление Десяти запо­ведей»

Уганда, март 2000 г.

780 — самоубийство

Mayer, 1999

Интерес ученых к проблеме психологического манипулирования возрос после «зариновой атаки» 1995 г. — наиболее громкого теракта современности, связанного с религиозной сектой «Аум Синрикё». Тер­рористами в случае «Аум» стали блестящие ученые, которые предпочли карьере пребывание в секте и, вступив туда, разрабатывали химическое оружие и применяли его на людях. Тогда стали чаще употребляться термины «психологический контроль» и «психологическое манипули­рование», менее эмоционально окрашенные и более объективные, чем «промывание мозгов».

Японский психиатр С. Такахаси считает, что техника психоло­гического манипулирования используется для того, чтобы изменить идеологию, убеждения индивида. «Контроль над сознанием, — пишет он, — это психологическая манипуляция, осуществляемая таким об­разом, что человек не знает об этом и не сопротивляется». Он также заявляет, что «приверженность деструктивному культу является таким же социальным патологическим феноменом, как и зависимость от наркотиков» (Takahashi, 1995, р. 13).

К. Нисида, изучавший эту проблему под руководством Ф. Зимбардо в Стэнфордском университете, спустя четыре месяца после «зариновой атаки» выпустил книгу «Что такое контроль над сознанием?», в которой характеризует НРД как «группу, разделяющую определенные взгляды и организованную таким образом, чтобы фанатично выполнять действия, основанные на этих взглядах». Он пишет: «Контроль над сознанием — это манипуляция и влияние на психологические процессы (узнавание, эмоции) и поведение, временное или постоянное, без ведома человека и согласно целям, которые ставит перед собой организация» (Nishida, 1995, р. 57).

Классические исследования психологического манипулирования

Американский психолог Эдгар Шейн начал заниматься проблемой манипулирования сознанием в конце 1950-х гг.; его книга «Промывание мозгов и тоталитаризм в современном обществе», вышедшая в 1959 г., является одной из первых попыток осмыслить этот феномен с точки зрения психологии. В более поздней модели Э. Шейна (Schein, Sch­neider, Becker, 1961) отражено поэтапное изменение психики человека в процессе его взаимодействия с группой, ставящей цели психологиче­ского манипулирования. Автор выделил три этапа внушения, которые образно назвал «разморозкой» (unfreezing), «изменением» (changing) и «заморозкой» (refreezing).

  1.  Разморозка. На этом этапе прежние чувства и отношения ко многим вещам подвергаются разрушению посредством психологиче­ской работы, проводимой внутри группы. Эта работа включает курсы лекций, систему поощрений и наказаний и другие способы вплоть до физического воздействия. В результате может возникнуть кризис идентичности: человеку постоянно внушают, что его прошлое пове­дение, мысли и желания были ошибочными. Это приводит к чувству неуверенности в правильности своей жизни до вступления в секту, и сопротивление человека восприятию новых идей падает. Человек оказывается полон сомнений и неуверенности в себе и в таком со­стоянии легко воспринимает идеи группы, которые предлагают способ избавиться от этих сомнений.
  2. Изменение. На втором этапе человек начинает чувствовать, что волнение и неуверенность в себе можно преодолеть, если принять идеи лидера группы. Постоянно находясь в обществе и взаимодействуя с остальными участниками группы, он вырабатывает соответствующую манеру поведения, перенимает их взгляды и мнения. Так формируется его социальная идентичность. Заявления, которые делает человек, что­бы стать частью группы, оказывают на него обратное влияние. Шейн описывает этот процесс следующим образом: — Если ты сказал о чем-то перед окружающими, ты это сделаешь. — Как только ты это сделаешь, ты это осознаешь. — Когда ты осознаешь это (в среде, в которой ты под­вержен внушению), ты подумаешь, что эта мысль изначально твоя.
  3. Заморозка. На завершающем этапе группа закрепляет в сознании человека внушенные установки, подавляя нежелательные мысли такими наказаниями, как социальный остракизм или потеря статуса в группе. В результате человек приобретает уверенность и в том, что его жизнь до прихода в организацию была ошибочной, и в том, что к этому выводу он пришел самостоятельно.

Люди, прошедшие три описанных этапа внушения, мыслят так, как это нужно организации.

Выводы, сделанные Э. Шейном около полувека назад, были основаны на конкретном материале, однако по прошествии времени выяснилось, что его модель применима и ко многим другим случаям использования методик контроля над сознанием.

Американский психиатр Р.Дж. Лифтон изучал проблему психоло­гического манипулирования в начале 1960-х гг. на примере американ­цев, побывавших в китайском плену, и описал восемь составляющих процесса, с помощью которого можно достичь ослабления защитных механизмов человека, включившегося в жизнь секты.

  1. Контроль над общением внутри группы и вне нее. Во многих сектах людям запрещается делиться своим мнением с окружающими. Это объ­ясняется тем, что частные контакты могут разрушить единство группы, хотя на самом деле это делается с целью не допустить высказывания вслух негативных мыслей о происходящем. О нарушениях этого запрета члены секты должны докладывать лидеру, что способствует изоляции людей друг от друга. Также пресекается общение за пределами груп­пы — с родственниками и друзьями. Членам секты запрещено читать литературу, не одобренную «сверху», а также рекомендуется не верить тому, что они слышат в СМИ. Так формируется мышление, выгодное руководству группы. При этом Лифтон отмечает, что «через контроль со стороны среды тоталитарное окружение стремится устанавливать господство не только над общением индивида с внешним миром., но также и, проникая в его внутреннюю жизнь, — над тем, что мы можем назвать “общением с самим собой”» (Лифтон, 2005, с. 500).

Например, многие члены «Аум Синрикё» даже после «зариновой атаки» были уверены, что Асахара невиновен и этот террористический акт является провокацией и частью плана правительства Японии по дискредитации секты. Они также утверждали, что следы зарина, обна­руженные в земле рядом с базой секты, — это итог химических атак со стороны американских войск, как им это всегда объясняли «верхние эшелоны» «Аум»; «для них (последователей «Аум». — А.Р.) на кону пси­хологически стояло очень многое, для того чтобы признать, что это не так» (Lifton, 1999, р. 215).

 2. Обновление языка. Говоря о психологическом манипулировании, нельзя недооценивать роль языка, на котором между собой общаются члены группы. Формулирование всех идей на особом языке, принятом в секте, служит формированию определенного мышления и снижению критических способностей. Выражать свои мысли языком секты через какое-то время становится естественным. Это представляется важным, так как поведение людей основано на сложившейся системе представ­лений о мире и диктуется правилами языка. На основании этих правил оценивается достоверность суждений о фактах реальности. Культура и язык зачастую определяют, какие значения будут приписаны фактам, что используется лидерами религиозных движений.

Так, члены «Аум Синрикё» не знали настоящих имен друг друга: все носили придуманные Асахарой «буддийские» имена. Также большое внимание Асахара уделял введению как можно большего числа специ­альных терминов, почерпнутых из разных религий и языков.

 3. Необходимость очищения. Требование «религиозной чистоты» подразумевает предельно простую установку: мы правы и потому чисты; окружающий мир плохой, неправильный и грязный. Руковод­ство секты утверждает, что абсолютная чистота достижима, а чтобы соблюдать чистоту мыслей, надо избегать влияния извне, и любые действия, совершенные ради этой чистоты, оправданны. Как пишет об этом Лифтон, на уровне отношений между индивидом и его сре­дой требование чистоты создает чувства вины и стыда. В подобной ситуации самым простым способом освобождения от вины является осуждение внешних влияний, из-за которых якобы человек и стал нечистым.

Например, лидер «Аум Синрикё» Асахара объяснял необходимость очищения «законом кармы»: в 1993 г. он объявляет, что мир переполнен отрицательной энергией, и жить в обществе означает накапливать в себе эту энергию и в итоге попасть в ад; достигнуть высшего перерождения можно путем духовных и аскетических практик, стирающих негативную карму. И только верность Асахаре как гуру поможет человеку избежать расплаты за грехи.

4. Признания. Механизм признаний и откровений со стороны членов секты используется с целью религиозного «очищения», речь о котором шла выше. Считается, что, рассказывая о своих проблемах и беспокойствах, человек избавляется от того, что ему мешает раз­виваться вместе с группой. Абсолютное очищение — непрерывный процесс, протекающий по определенным правилам и стимулирую­щий чувство вины и стыда (этим он сходен с процессом исповеди). НРД манипулируют механизмами индивидуальной вины и стыда для подавления личности. Признание человека в грехах происходит в не­большой группе, члены которой сопровождают его самокритику своей критикой с целью активно и динамично способствовать изменению его личности.

У исповеди в данном случае несколько значений: 1) орудие соверше­ния личного очищения, психологической чистки; 2) акт символического подчинения чужой воле, выражение слияния индивида и среды; 3) по­литика обнародования всего возможного жизненного опыта, мыслей и страстей каждого индивида и особенно тех элементов, которые могли бы расцениваться как уничижительные (Лифтон, 2005).

Как отмечает Лифтон, «в “Аум” признание также приобретало форму самовозвышения благодаря скромности: так, каждый член сек­ты, как это формулировал Альбер Камю, “каялся, чтобы стать судьей”, так как “чем больше я обвиняю себя, тем больше у меня права судить других”» (Lifton, 1999, р. 25).

5. Мистическая манипуляция. Посредством мистики религиоз­ная организация может влиять на восприятие людьми реальности. Мистическое манипулирование в сектах становится возможным благодаря тому, что их лидеры объявляют себя посредниками Бога. Только через них транслируются принципы, якобы установленные Богом, поэтому секта с ее верованиями воспринимается как един­ственно истинный путь к спасению. По мнению Лифтона, «это придает манипулированию ощущение более высокой цели, создает мистическую ауру вокруг манипулирующих институтов; любая мысль или действие, которые подвергают сомнению более высокую цель, рассматриваются как стимулируемые низшей целью, отсталой, эгоистичной и мелкой перед лицом великой, наиважнейшей миссии» (Лифтон, 2005, с. 502).

 6. Доминирование доктрины над человеком. Механизм доминиро­вания доктрины над личностью начинает работать, когда возникает конфликт между тем, что человек ощущает на собственном опыте, и тем, что предписывает ему ощущать доктрина или догма. Внутри секты истинна только догма, поэтому человек должен признать ее и привести собственные ощущения в соответствие с догматической ис­тиной. Чувство несоответствия действительных и желаемых ощущений порождает комплекс вины. Порой группа намеренно провоцирует у человека комплекс вины, внушая ему, что все сомнения отражают его греховность. В «Аум Синрикё» все чувства и ощущения учеников объявлялись вто­ричными по отношению к доктрине секты. Это также означало, что любые сомнения или неверие в гуру и постулаты его религии суть осквернение мыслей ученика, что опять же требовало очищения (Lifton, 1999).

7. Священное знание. Мудрость основателя религии — это священное знание, доступное ему и добавляющее убедительности всем философ­ским или политическим взглядам, принятым в группе. Лидер может утверждать, что его философия применима ко всему человечеству, а тот, кто этого не понимает, просто невежда.

Лифтон пишет о важности этого аспекта: «На уровне индивида тоталитарная священная наука предлагает комфорт и безопасность. Ее привлекательность заключается в кажущемся объединении мистической и логической форм опыта (пользуясь психоаналитической терминоло­гией, первичного и вторичного мыслительных процессов). Ибо в рамках структуры священной науки есть место и для осторожного постепенного дедуктивного доказательства, и для стремительного иррационального инсайта» (Лифтон, 2005, с. 508).

8. Избранность группы. Членам секты внушают, что они — часть элитного движения и потому избранные в этом мире, а все осталь­ные — существа низшего порядка. По мнению Лифтона, «подобное деление может казаться просто идеологическим, но оно также может быть опасным, как в случае “Аум”, которая преодолевала это различие, даруя “высшее предназначение” своим жертвам. В “Аум” были уверены, что никто за пределами секты не имеет права жить, так как не верящие в гуру безнадежно нечисты» (Lifton, 1999, р. 26).

Первые исследования Лифтона и Шейна были выполнены на достаточно ограниченном материале: Лифтон опросил 40 человек и детально описал только 11 случаев, а Шейн взял интервью лишь у 15 американцев, побывавших в плену в Китае (Richardson, 2003). Однако их наблюдения, сделанные в 1960-х гг., послужили основой для ряда исследований феномена психологического манипулирования, раз­вернутых в 1990-е гг. в связи с ростом деструктивных проявлений НРД. Современные исследования и их критика будут представлены нами в отдельной публикации.

Заключение. Проблема психологического манипулирования в НРД способна исчезать из поля зрения исследователей, а потом вновь активно обсуждаться в связи с очередной случившейся трагедией. Пси­хологическое манипулирование применяется не только в религиозных группах, но в той или иной степени во многих сферах жизни. Есть все основания предполагать, что соответствующие техники могут исполь­зоваться и в различных террористических организациях. Это делает рассматриваемую проблему особенно актуальной. Изучение данного феномена поможет нам сталкиваться с его печальными последствиями гораздо реже.

Лифтон Р.Дж. Технология «промывки мозгов»: Психология тоталитаризма. СПб., 2005.

Розет Д. Определения и признаки культа; http://www.apologetika.ru/win/index. php3?razd=1&id1=41

Франке Г. Манипулируемый человек. М., 1976.

Balch R., Taylor D. Making sense in the Heaven’s Gate suicides // Cults, religion and violence / Ed. by D.G. Bromley, J.G. Melton. Cambridge, MA, 2002. P. 209—228.

Barker E. New religious movements: A practical introduction. L., 1989.

Chidester D. Salvation and suicide: An interpretation of Jim Jones, the Peoples Temple and Jonestown. Bloomington, IN, 1988.

Hall J.R. Gone from the promised land: Jonestown in American cultural history. New Brunswick, NJ, 1987.

Hunter E. Brainwashing in Red China. The calculated destruction of men’s minds. N.Y., 1951.

HunterE. Brainwashing. N.Y., 1956.

Jenkins Ph. False prophets and deluded subjects: The nineteenth century // Cults and new religious movements / Ed. by L.L. Dawson. N.Y., 2003. P. 73—88.

Lifton R.J. Destroying the world to save it: Aum Shinrikyo, apocalyptic violence and the new global terrorism. N.Y., 1999.

Mayer J.-F. Our terrestrial journey is coming to the end: The last journey of the Solar Temple // Nova Religio. 1999. Vol. 2. P. 172—196.

Nishida K Maindo kontororu to wa nanika (What is mind control). Tokyo, 1995.

Reader I. Religious violence in contemporary Japan: The case of Aum Shinrikyo. Honolulu, Hawaii, 2000.

Richardson J.T. A critique of «brainwashing» claims about new religious movements // Cults and new religious movements / Ed. by L.L. Dawson. Blackwell, 2003. P. 160—166.

Schein E, Schneider I., Becker C. Coercive persuasion. N.Y., 1961.

Singer M. The process of brainwashing, psychological coercion and thought reform // Cults and new religious movements / Ed. by L.L. Dawson. Blackwell, 2003. P. 147—159.

Tabor J., Gallagher E. Why Waco? Berkeley, CA, 1995.

Takahashi S. Shinkyo no jiyu to maindo kontororu (Religious freedom and mind control). Tokyo, 1995.

Wright S. Armageddon in Waco: Critical perspectives on the Branch Davidian conflict. Chicago, IL, 1995.

Запись опубликована в рубрике личностное развитие с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *